^В начало
tel: (+995) 32 184366
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Дебаты в Грузии: право на неприкосновенность частной жизни

Мы  живем в эпоху борьбы за права человека. Уже несколько месяцев в  Грузии не сходит с повестки дня вопрос о несанкционированных  прослушиваниях. Согласно действовавшему до сих пор закону у правоохранительных органов имелся неограниченный доступ к электронным коммуникациям мобильных операторов. Никого, не уведомляя, они могли прослушивать одновременно до 25 тысяч абонентов. Такие цифры приводят грузинские правозащитники.

Правящая коалиция «Грузинская мечта», придя к власти, решила прекращать практику, бытовавшую при президенте Михаиле Саакашвили, и срочно совершенствовать закон. Поправки в закон «Об электронных коммуникациях», принятые в августе этого года, вводят новые правила осуществления тайного прослушивания. Например, согласно поправкам в Уголовно-процессуальный кодекс, МВД без решения суда не может начать «прослушку». По новым правилам, в предусмотренных законом случаях, информацию правоохранительным органам должны предоставлять компании электронной коммуникации, но до сих пор не разработан соответствующий механизм.

Приведение  в действие этого закона было задержано. Парламент Грузии решил отложить на полгода принятие изменений в закон «Об электронных коммуникациях», регулирующий правила тайной слежки в оперативно-следственных целях.  А это означает, что МВД Грузии до сих пор пользовалось, и сможет  пользоваться правом на получение и использование информации с различных серверов, баз и коммуникационных сетей.

Весь этот ажиотаж возник потому, что прийти к единому мнению о том, у кого же должны находиться так называемые ключи от «прослушки» не удалось.

Авторитетные грузинские НПО, участники кампании «Это тебя касается», выступают за то, чтобы «ключ» находился у мобильных операторов, при этом они не против задействования т.н. системы двух ключей: один – у МВД, второй – у мобильного оператора.

Так представитель организации «Международная прозрачность – Грузия»Лика Саджая отметила: «Евросоюз в данном случае обсуждает директиву, которую весной текущего года отменил Люксембургский суд, в частности, обязанность операторов мобильной связи и интернет-провайдеров хранить в течении двух лет персональную информацию о том, кто осуществил звонок и к кому, сколько времени разговаривал. Сейчас же ведется обсуждение новых механизмов. Но дело в том, что мы пока не дошли до этой стадии. Эти данные у нас сегодня хранят правоохранительные органы, а не коммуникационные компании».

По мнению директора Центра правовой помощи «FidesetSpes» Марины Бабунашвили, ситуация не должна дойти до критического уровня.

«Предложение предоставить «ключи» (доступ к информации) мобильным операторам и интернет-провайдерам, так как и судебной власти, кажется нам наиболее справедливым. Судьи будут выдавать разрешение на «прослушивание» того или иного человека. Этот вариант можно считать более или менее компромиссным. Хотя есть и некоторые но. Если мобильные операторы иностранные (а у нас это так и есть), следует задуматься – стоит ли передать им право на «прослушку».

МВД Грузии, например, считает, что предоставление мобильным операторам прямого доступа к прослушиванию увеличит риск просачивания конфиденциальной информации и создаст препятствия оперативной работе правоохранительных органов.

30 октября парламент страны принял решение о переносе введения новых правил, тем самым сохраняя у МВД имеющиеся права на прослушивание до 1 марта 2015 года. Однако в дело вмешался президент страны, который  принял решение наложить вето на первоначальный вариант поправок, которые предусматривали продление права оперативно-технического департамента МВД Грузии на осуществление тайного прослушивания телефонных разговоров. В итоге это право продлено только до 1 декабря 2014 года.

Этот шаг президента неправительственный сектор одобрил. Большинство НПО в стране подчеркивают, что выбором правительства Грузии должно быть выдвижение на первое место человека, его прав, его свобод. Все, что создает правительство, должно быть направлено на защиту личности и человека.